Как русские учат американцев «креативить»

0
371

Не видео, не фото и не гифка. Трое россиян в 2012 году создали новый формат – коубы. За это время забавные зацикленные ролики под бесконечный саундтрек, вероятно, увидел каждый пользователь рунета. Стартап привлек 3,5 млн долларов инвестиций и провел в России рекламные компании совместно с Walt Disney и 20th Century Fox. Теперь перед россиянами стоит новая амбициозная цель –  сделать коубы популярными в США. Для этого проект открыл офис в Сан-Франциско, а двое из трех кофаундеров освоились в Кремниевой долине.

Жизнь до коубов

Сооснователи Coub Антон и Игорь Гладкобородовы, родные братья родом из российского Северодвинска, прекрасно вписываются в антураж интеллектуально-прогрессивной Кремниевой долины – молодые, креативные, жаждущие мирового успеха. Мы встречаемся с ними в одном из кафе Стэнфордского университета.

«Пять лет назад я даже не мог представить, что у нас будет Coub c 50 миллионами пользователей», — говорит ИгорьГладкобородов. Он с августа прошлого года живет и работает в Долине, уже перевез сюда и семью. Его старший брат Антон несколько месяцев проводит в Америке, а несколько – в Москве. Третий сооснователь Coub Михаил Табуновпостоянно находится в России.

Для 35-летнего Антона и 33-летнего Игоря  — это не первый совместный проект. Еще в конце 1990-х у них была дизайн-студия Nimbler. Уже тогда братья поделили роли: Антон больше занимался дизайном, Игорь – программированием.

«Мы с детства с Антоном переделывали компьютерные игры, перерисовывали графику, переписывали коды, вставляя приколы про наших друзей», — вспоминает Игорь. И со смехом признается: его за неуспеваемость выгнали с третьего курса Московского авиационного института, где он учился на факультете прикладной математики. Ирония судьбы — сейчас он как раз один из немногих с курса, кто работает по специальности.

Игоря Гладкобородова выгнали из Московского авиационного института. Фото Юлии Буняк

Игоря Гладкобородова выгнали из Московского авиационного института. Фото: Юлии Буняк

В бэкграунде братьев также работа над известным российским интернет-изданием о культуре и технологиях Look at me, переросшим со временем в издательский дом. Выйдя из этого проекта, Гладкобородовы увлеклись новым образовательным стартапом «Теории и практики», идея которого родилась у их друзей – Данилы Перушева и Аскара Рамазанова.

В рамках «Теорий и практик» в Москве проводились публичные лекции по самым разнообразным предметам – от лингвистики и литературы до  астрономии и астрофизики. Благодаря братьям Гладкобородовым ходить на лекции стало модно.

«Когда мы начинали заниматься этим проектом, в Москве проходило около 30 лекций в месяц. А через два года  — их было уже 50 в день», — вспоминает Антон Гладкобородов.

Все свои проекты братья запускали за собственные деньги без сторонних инвестиций. Выручало то, что почти все они могли делать сами. «Когда мы запускали «Теории и практики», мы не привлекали деньги и смогли сделать так, чтобы проект приносил деньги. Это был «правильный» проект, и вокруг было большое количество людей, готовых нам помогать на начальной стадии. Мы смогли его запустить, практически, без денег. То же самое было с Look at me – у нас не было инвестиций, но мы запустились», — рассказывает Антон.

Игорь тут же вписывает в радужную картину несколько «приземленных» деталей: «При этом мы жили впроголодь. Я помню, как все фаундеры сидели и считали рубли, чтобы хватило на шаурму и «доширак». Это все, конечно, было. Делать медиа достаточно сложно: непростые отношения с рекламодателями, с авторами, с коммьюнити. Но при большом желании все можно сделать и без инвестиций».

Параллельно с «Теориями и практиками» Антон основал компанию Piston Games, которая занималась разработкой игр для iPhone и других мобильных платформ. В 2011 году компания работала над игрой Gemibears, главными героями которой были анимированные мишки. Антон скрупулезно следил, чтобы их движения выглядели естественно. Когда ему присылали очередной кусочек видео игры длиной в полсекунды-секунду, он в специальной программе ставил его на повтор – иначе рассмотреть все было невозможно. И вот тут – Эврика! – и родилась идея коуба. «Я понял, что это большой формат, — рассказывает Антон. – Прибежал к ребятам, с которыми мы основывали «Теории и практики», рассказал им идею. Конечно же, никто не поддержал».

Идея Coub родилась у Антона Гладкобородова. Фото Юлии Буняк

Идея Coub родилась у Антона Гладкобородова. Фото: Юлии Буняк

«Это была одна из тысячи безумных идей, которые у нас постоянно появляются. Все послушали, сказали, что да, это классная идея, и продолжили заниматься своими делами», — вспоминает Игорь.

Coub мог бы так и остаться лишь идеей, но как раз в этот момент пути братьев Гладкобородовых и «Теорий и практик» разошлись. Ребята сконцентрировались на Сoub, вложив в его разработку собственные сбережения.

Коубизм

Коуб лучше один раз показать, чем рассказывать о том, что это.

Например, вот один из первых коубов, который вирусно разошелся в сети. На нем Никита Михалков в образе генерала Пожарского из «Статского советника» танцует под композицию рэпера Кендрика Ламара Backseat. Коуб набрал почти 5,5 миллионов просмотров и запустил мэм «Никита Сергеевич Ламар».

Вот кошачья версия «Миссии невыполнимой», собравшая более 2,5 миллионов просмотров.

Трендовый коуб с вручения «Оскара» Леонардо Ди Каприо с тонкой аллюзией на фильм «Начало». Кстати, именно благодаря герою Лео из этого фильма коубы назвали коубами. Так совпало, что один из внутренних блогов в стартапе назывался Cobb – так же, как звали героя Ди Каприо в «Начале». Когда пришло время давать имя созданному ребятами формату, выбрали созвучное название  — «коуб».

А вот коуб и с основателем Coub Антоном Гладкобородовым.

В месяц на сайт сейчас загружается около ста тысяч коубов. Основная аудитория – это Россия, Украина, Беларусь, Казахстан, Венгрия. Около 2 миллионов пользователей – из США. Общее количество пользователей превышает 50 миллионов в месяц, а количество просмотров – 500 миллионов.

Однако в 2012 году, когда стартап только-только запустился, картина выглядела не столь оптимистично. «В первые несколько месяцев он довольно вяло развивался, — вспоминает Игорь. — В предыдущих проектах было проще: ты все сделал хорошо – и все работает. А этот стартап требует небольшого периода обучения людей, которые должны понять, что это за формат и как им пользоваться».

Впрочем, со временем коубы «вышли в люди» и начали вирусно распространяться. Основателям стартапа оставалось лишь регулярно фиксировать новые рекорды посещаемости.

Больше коубов хороших и разных

Антон и Игорь и сами  — активные коуберы. «Это очень затягивающая вещь. Когда ты делаешь коубы, ты по-другому начинаешь смотреть ролики на Youtube, фильмы, сериалы. Ты замечаешь места, которые можно хорошо зациклить и из которых может получиться хороший коуб», — признается Игорь.

Креативность – вот главная черта любого коубера. Это и фишка проекта, и его Ахиллесова пята. В Coub недостаточно отпостить фото того, что ты ел на завтрак, как в Инстаграме, или поставить глубокомысленную цитату кого-то из известных, как в Фейсбуке. Ты должен создать свой интеллектуальный продукт – причем создать талантливо и, желательно, с юмором. Тогда твой коуб будет пользоваться популярностью. Таких креативных людей не то чтобы мало, но существенно меньше, чем потенциальная аудитория популярных сейчас социальных сетей.

Основатели Coub пока не ставят себе задачу начать немедленно зарабатывать на проекте. Поэтому основатели стартапа своей главной задачей, прежде всего, видят выход на широкий охват пользователей по всему миру. Редакция коммьюнити-менеджеров мотивирует людей на создание все большего и большего числа коубов, продвигает самые интересные, популяризирует новые жанры и мемы.

Зарабатывать прямо здесь и сейчас проект не стремится.

«Бессмысленно делать монетизацию, когда у тебя условно 100 тысяч  пользователей, а ты планируешь, что их будет 100 миллионов. Со 100 тысячами ты не можешь продавать рекламу так, как Фейсбук – из-за недостаточного охвата аудитории невозможно заработать нормальные деньги. Поэтому монетизировать проект мы будем тогда, когда займем достаточную долю рынка», — объясняет Антон Гладкобородов.

В чем-то схожий подход, собственно, был и у Фейсбука – социальная сеть впервые получила прибыль в 2009 году, когда число пользователей превысило 300 миллионов.

Впрочем, уже сейчас основатели Coub пробуют разные модели монетизации. Игорь коротко формулирует их суть: «Коуб — это идеальная платформа для вирусного контента. В этом и заключается наша монетизация — предоставить брендам инструменты для создания и распространения вирусного видео».

Так, в России стартап запустил несколько совместных проектов с Walt Disney Studios Motion  и 20th Century Fox в рамках рекламных кампаний их последних блокбастеров «Звездные войны: Пробуждение силы» и «Дедпул». Пользователей Coub вовлекали в создание роликов по мотивам фильмов. «Получается, не компании создают контент, а сами люди. Нанятые SMM-менеджеры  могут какие-то приколы не придумать, а народ придумает. И такие вещи расходятся супервирусно», — говорит Антон.

Вот один из примеров народного творчества на тему «Дедпула»…

…и седьмого эпизода космической саги «Звездные войны».

Кроме того, Coub может стать эффективной дискавери-платформой для поиска и покупки музыки или фильмов, которые заинтересовали пользователя после просмотра коуба.

Инвесторы верят в успешность Coub. В 2013 году, уже через год после запуска, стартап привлек $1 миллион долларов от российского фонда Brothers Ventures. В 2015-м еще $2,5 миллиона долларов в стартап вложили сооснователи и бывшие акционеры «ВКонтакте» Лев Левиев и Вячеслав Мирилашвили, владеющие сейчас российским фондом Vaizra Capital. На привлеченные средства проект совершенствует техническую составляющую и выходит на американский рынок.

Однажды в Америке

Географических барьеров у Coub нет – его изначально создавали на английском языке с прицелом на мировую экспансию.

В 2015 году стартап открыл офис в Нью-Йорке, чтобы быть ближе к американской медиа-тусовке и рассказать ей о возможностях нового формата. В России многие СМИ уже используют коубы для иллюстрации текстов или иронического осмысления событий. Также коубы популярны в Венгрии, где ими пользуются около 40% пользователей сети. И все благодаря венгерским новостным сайтам, которые стали использовать коубы в материалах – например, там любят давать цитаты политиков в виде коубов. Однако, в США лишь только осваивают новый формат коубов.

Через некоторое время работы в Нью-Йорке Гладкобородовы поняли:  нужно ехать ближе к центру IT-индустрии. Они перевезли свой американский офис в Сан-Франциско и стали осваиваться в Кремниевой долине. «В Нью-Йорке все-таки можно делать ограниченную часть работы. А в Сан-Франциско есть и доступ к медиа, и к IT-сообществу, что очень важно, и к инвестициям», — объясняет Антон.

«То, что мы здесь делаем за месяц, дома бы делали полгода. Здесь ты видишь все тенденции, встречаешься с крутыми специалистами, обмениваешься с ними опытом», — дополняет Игорь.

Антон и Игорь Гладкобородовы в Стэнфордском университете. Фото Юлии Буняк

Антон и Игорь Гладкобородовы в Стэнфордском университете. Фото: Юлии Буняк

Сейчас рабочий день братьев, в большей мере, состоит из встреч и консультаций. Разработкой продукта занимается московский офис во главе с СTO Михаилом Табуновым. Из небольшой команды в 6-7 человек при запуске стартап вырос до трех десятков сотрудников.

Однако развивать международный проект из Москвы, признаются основатели Coub, – сложно. Там нет индустрии стартапов, большая разница во времени затрудняет коммуникацию с американскими коллегами, а экономическая и политическая обстановка в России не вселяют надежды на скорые изменения.

«Ситуация в России мотивировала нас ускориться с переездом. Рассчитывать на российский рынок – довольно бесперспективное занятие. Сейчас там тяжело и скоро будет еще тяжелее. Что будет с экономикой – неизвестно, рубль падает, все сворачивается. Заработок в рублях два года назад и сейчас – это две разные суммы. Это заставляет быстрее искать новые рынки. Политическая ситуация тоже нестабильная и не совсем приятная. В этом плане здесь, конечно, гораздо лучше и спокойнее», — признается Игорь.

Сейчас братья Гладкобородовы заняты развитием проекта и поиском новых инвестиций. Они хотят – ни много ни мало – собрать все короткие зацикленные ролики на своей платформе. И считают, что они пока только в самом начале своего пути.

 

По материалам Forum Daily