Сергей Клименко: «Я считаю себя русским ученым»

0
49

Ольга Тарасова взяла интервью у соавтора открытия гравитационных волн.

В астрофизике произошло событие, которого ждали десятилетия. После полувека поисков наконец-то открыты гравитационные волны, предсказанные Альбертом Эйнштейном сто лет назад.

11 февраля  о научной сенсации  сообщила Коллаборация LIGO, проводившая  эксперименты на базе лазерной интерферометрической гравитационно-волновой обсерватории (Laser Interferometer Gravitational-Wave Observatory). Детекторы LIGO, расположенные в Ливингстоне (Луизиана, США) и Хэнфорде (Вашингтон), зарегистрировали сигнал гравитационных волн, источником которых стало слияние двух черных дыр (36 и 29 масс Солнца) около 1,3 млрд лет назад. Это случилось 14 сентября прошлого года в  5:51 утра по времени восточного побережья США.

Алгоритм анализа сигнала был разработан нашим  соотечественником, работающим в университете Флориды в Гейнсвилле, Сергеем Клименко.

Клименко – выпускник физфака  Новосибирского госуниверситета. Работал в российском Институте ядерной физики, затем в американской Национальной лаборатории имени  Ферми. В экспериментах LIGO работает с 1997 года. С 2004 года его компьютерную программу стали использовать для экспериментов LIGO.

Наш собеседник – Сергей Клименко.

— Сергей, прежде всего, примите, пожалуйста, наши искренние поздравления с тем, что вы стали соавтором величайшего научного открытия современности. 

— Спасибо большое, мне конечно, приятно, но в этом открытии участвовал кроме меня очень большой коллектив людей. Все начиналось более 40 лет назад. То, что мы сделали, в университете Флориды, где я работаю, мы придумали и разработали компьютерную программу, которая может находить гравитационные волны разного типа. Суть ее в том, что она смотрит на данные, находит сигнал, оценивает, насколько он достоверен, и сообщает параметры сигнала и свои выводы.

— Сергей, не скромничайте, ведь именно вы создали алгоритм, который сумел обнаружить и зафиксировать сигнал…Когда вы разработали свою программу?

— Я начал работать над этим лет 15 назад. Был  идейным руководителем, но, конечно, у меня были «постдоки», студенты и коллеги, которые работали вместе со мной. Например, мой коллега, профессор Флоридского университета  Генах Мицельмахер, также русский ученый. Основной алгоритм был придуман в 2004-2005 годах во Флориде. Надо сказать, что существует довольно много алгоритмов, но так получилось, что наш оказался первым, который задетектировал гравитационные волны.

— В 2004 году вы разработали программу, а научный прорыв случился в 2015 году, спустя десять с лишним лет…

— Дело в том, что программа долго исследовалась. Проблема была в том, что поначалу детекторы были недостаточно чувствительны. Позже, когда появились новые детекторы, к эксперименту присоединились ученые из Италии и Германии, из Института Альберта Энштейна в Ганновере. Я был руководителем группы в этом институте, которая работала над этим проектом. Таким образом, у нас образовалась довольно большая команда и мы довольно хорошо подготовились к новому  заходу эксперимента, который начался в сентябре 2015-го.

— Сенсация произошла рано утром 14 сентября прошлого года, когда вы получили на свой Е-mail какое-то сообщение…

— Первое сообщение от программы пришло на E-mail  не только мне, но и еще нескольким людям, которые с этой программой работали —  в Германии, и во Флориде. В Германии был еще вечер, у нас было раннее утро 14 сентября.  Я в 6.30 утра стал проверять свою почту и понял, что происходит какое-то довольно интересное событие…С другой стороны, программы могут производить разные события. Ночью люди могли работать в Германии, какие-то тестовые аппликации внедрить…Могло что-то происходить с детекторами… Оказалось, что детектор находился в состоянии наладки. Часам к семи стало понятно, что зафиксированный сигнал, действительно, очень необычный и может быть чем-то реальным.  Мы обменивались информацией с коллегами, и разбирались в том, что это может быть… Это могло  быть столкновением двух нейтронных звезд и наша программа измерила их массу. Но масса была такой большой, что единственный объект, который соответствовал ей – это одна черная дыра и вторая черная дыра.

С 7-8 утра уже началась довольно планомерная работа. Начиная с этого момента в лаборатории зафиксировали инструменты и стали изучать, что же мы все-таки нашли. И довольно быстро поняли, что произошла научная сенсация. Три месяца шла подготовка научной статьи для журнала  PHYSICAL REVIEW LETTERS  «Наблюдение за гравитационными волнами в итоге бинарного слияния темных дыр» с описанием открытия.

Это эпохальная статья, которая подвела итог исследованиям, которые продолжались сто лет. Решена одна из самых тяжелых задач в физике. И в этой статье есть две ссылки на мои работы.

Наш вклад заключается в том, что мы вовремя подключились к этому набору данных, все наши программы работали хорошо, без сбоя, и мы не пропустили это сигнал, и доказали, что это достоверное  астрофизическое событие, сигнал, который пришел из космоса.

— Сергей, какие новые горизонты  дает человечеству  открытие гравитационных волн?

— Хороший вопрос. Это уникальное открытие, у которого есть два аспекта.  Первый состоит в том, что решена очень большая задача, которую пытались решить в течение ста лет. Все знали про гравитационные волны, но никто не знал, такие ли они, как предсказывала теория Эйнштейна… И второе, мы теперь умеем искать такие очень необычные сигналы, которые  невозможно было искать другими способами…Это дает нам новые знания о Вселенной:, как она  образовывалась, как происходила ее эволюция… Это настолько сложная технология, что сам факт, что это стало реальностью,  это большое достижение… Данных в современной науке  становится все больше и больше, и наше открытие позволит разрабатывать новые методы…Кончено, было бы здорово установить солар-связь, основанную на этом эффекте, но это пока фантастика. С другой стороны, в свое время Эйнштейн тоже считал, что гравитационные волны нельзя поймать…

— Это правда, что вас поздравил Обама?

— Он поздравил в своем твиттере весь коллектив ученых, который сделал это. А это более тысячи человек…

— И тем не менее, мы, русские, гордимся тем, что наш соотечественник Сергей Клименко разработал алгоритм, который поймал  электромагнитные волны…

— Спасибо, но это заслуга, действительно, очень большого коллектива. Кончено, я считаю себя русским ученым: я получил образование в Новосибирском государственном университете, работал в Институте ядерной физики РАН… Кстати, говоря о русских, которые принимали участие в этом проекте, я бы назвал ученого Валерия Фролова, он работает в Луизиане, программиста Игоря Якушина, с которым мы работали над программой. Он уже года полтора работает в другом месте, но я включил его в список соавторов…Отметил бы также группу Брагинского в Москве за довольно серьезную теоретическую подготовку нашего эксперимента…

— Сергей, помимо науки чем вы увлекаетесь?

— Довольно долго я играл в футбол, пока это не стало, так сказать, «опасно для жизни», все-таки  футбол – это игра молодых. Сейчас переключился на большой теннис. Очень люблю ходить в горы. Сьера-Невада – одно из моих любимых мест, Алтай…Я ведь родился в Киргизии, где вокруг были горы… Мне очень повезло: после 7 класса я поступил в Новосибирскую физико-математическую школу, это уникальная школа, кроме нее в России  есть еще одна подобная, в Москве. Я закончил один из лучших университетов России – Новосибирский государственный университет, мне повезло с хорошими учителями в научном городке…Долгое время я работал а Институте ядерной физики. До сих пор поддерживаю отношения с коллегами.

— Наверное, после своего сенсационного открытия вы получили огромное количество поздравлений от друзей и знакомых…

— Да, много поздравлений от старых друзей… Это приятно. Люди уже перестали верить, что возможно доказать существование гравитационных волн…

 — Сергей, поддерживаете ли вы отношения с организацией RASA, Russian-Ameriсan Science Association, объединяющей русских ученых в США?

— Я хорошо знаю  Владимира Шильцева, директора Центра ускорительной физики лаборатории Fermilab  в Иллинойсе, он был в свое время президентом RASA и приглашал меня на научную конференцию RASA  с докладом. Это было года четыре назад, во Флориде. Мой доклад был как раз о гравитационных полях. Наверное, тогда это был не очень интересный доклад… 12 февраля я делал доклад у себя в Университете, — и это было очень приятно, потому что было,  о чем рассказать. Раньше все доклады строились на предположениях о будущем – что будет после того, как мы найдем гравитационные волны…Сейчас, благодаря нашему открытию, все изменилось.

По материалам: therussianamerica.com